21:19 

Проект "Старые фики", выкладка 8

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Продолжаю выкладку своих старых работ. Сегодня - фест однострочников на "Мирах Танаки" в январе 2012 года.

Одну из участвовавших в нем работ, "Папа с портрета", я уже выкладывала в своем дневнике.


Мероприятие: Миры Танаки, Третий тур фестиваля однострочников, январь-2012
Задание: LoGH. Магдалена/Хильда/Аннероза. "Умные женщины соображают на троих". А-
Название: Сказка про Принцесс (Хрустальный смех)
Фэндом: Легенда о героях галактики
Персонажи: императрица Хильдегарде фон Лоэнграмм, баронесса магдалена фон Вестфален,
Рейтинг: PG-13
предупреждение: фемслеш!
Обращение к заказчику: М-ль Люсиль, извините, если мой первый фемслэш окажется недостаточно фемслешным…
Первоисточник: здесь


Эта картина стала самым популярным экспонатом устроенной Баронессой и Графиней выставки. Две молодых женщины стоят на галерее, одна с темными волосами, другая - с золотистыми. Взявшись за руки, они смотрят на что-то, находящееся далеко за левым плечом зрителя. Простенький сюжет, но что-то непонятное, двойное, даже тройное дно есть в этой картине.
Рассеянно слушая объяснения хозяек, Императрица не может объяснить, отчего возникает эта тревожная двусмысленность – от соединенных ли рук, от мимолетных ли улыбок, от непроизвольного ли движения плеч навстречу друг другу, от платьев ли, не подчеркивающих, но прослеживающих фигуры? Или от названия – «Хрустальный смех»?
В последующие две недели Императрице, будто человеку с нечистой совестью, чудится, все вокруг говорят, и что непереносимее – намекают постоянно на одно и то же.
Последней каплей оказывается альбом Ани Миттермаер. У пятилетней девчушки сейчас любимый сюжет для рисунков – Принцессы. Принцессы – одна светленькая, другая темненькая - отправляются на прогулку верхом, шьют платья, выращивают розы, пекут пирожные. И в духе новейшего времени – ведут уроки в школе, привозят лекарства и подарки больным детям в клинику, помогают на прогулке солдату, передвигающемуся лишь на коляске…
Императрица, наконец, решается - переносит десяток встреч, отменяет ряд мероприятий, отклоняет несколько приглашений, чтобы освободить вечер. Она проведет его в одиночестве, в своем собственном загородном домике. Она будет думать, специально думать о том, о чем думать ни в коем случае нельзя, насытится запретными мыслями, переболеет. Возгоняют же специально при некоторых болезнях температуру…
Целенаправленно думать о чем-то оказывается неожиданно труднее, чем о нем не думать, даже несмотря на то, что перед глазами неплохая репродукция. Да и взятый с собой террианский роман неожиданно захватывает, лишь опустившаяся темнота напоминает о времени.
Императрица поднимается в спальню, ложится, но не спит, а погружается в странную полугрезу. Она отчетливо видит всю обстановку комнаты и одновременно призрачные картины проплывают перед ее полузакрытыми глазами. Смутное ощущение, что в комнате кто-то есть, беспокоит ее.
Ночник настроен на самую малую мощность, но свет вдруг сам собой начинает усиливаться и вот уже проступают из темноты две фигуры, слышится хрустальный смех… Принцессы пришли к Императрице в спальню, они как на картине, смотрят на что-то скрытое от ее взора, склоняются друг к другу, берутся за руки…
Императрица поднимается с постели и делает шаг навстречу ночным гостьям. Она протягивает руку в сторону светловолосой Принцессы, испугавшись, что прекрасное виденье может исчезнуть, заставляет себя остановиться буквально в сантиметре. Принцесса улыбается и подносит руку Императрицы к своей щеке. Кожа гладкая, теплая, нежная. Рука непроизвольно задевает волосы, и пальцы сами собой скользят по мягкой, мягче шелка, золотистой пряди… А тем временем вторая, темноволосая, Принцесса, дотрагивается до плеча Императрицы, накручивает на палец локон у виска, проводит тыльной стороной кисти по подбородку. Императрица льнет к прохладной ладони, и ей удивительно хорошо от этих прикосновений… Едва слышный хрустальный смех…

Уже почти на рассвете Хильда засыпает, спрятав лицо на плече Магдалены фон Вестфален, чувствуя за спиной теплую грудь Аннерозе фон Грюневальд.

Принцессы, улыбаясь, подмигивают друг другу. И снова хрустальный смех…

Просыпается Императрица поздним утром. Лишь благодаря тончайшему запаху незнакомых духов догадывается она, что все случившееся этой ночью не было сном. И чувствует себя спокойной и умиротворенной.



Мероприятие: Миры Танаки, Второй тур фестиваля однострочников, февраль-2011
Заявка: Tytania. Идрис и его сестры. "Самый лучший брат на свете."
Название: День рождения.
Фэндом: Титания
Обращение к заказчику: alena1405, я, как всегда, намудрила… Впрочем, вы частично знакомы с моими титаническими закидонами.…
Персонажи: Идрис Титания, ОЖП
Рейтинг: G
предупреждение: много авторского фанона
Первоисточник: здесь

Идрис, Князь Титания, всегда был рад пообщаться с младшей из своих сестер. И потому сделал все, чтобы освободить вторую половину дня, когда Селия попросила, чтобы день ее рождения он провел с ней. Этот обычай придумал их отец, Князь Теодор Титания, любивший простое и неформальное обращение. Конечно, потом всегда устраивали прием, достойный такого повода, как день рождения сына или дочери Князя, но без дня, проведенного с отцом, пышный праздник меркнул. Идрис сам хорошо помнил эти прогулки - рука в руке, без охраны, без какого-то плана, с уплетанием мороженого в уличном кафе, спонтанными покупками всякой ерунды. В общем - «Будем гулять и делать что захотим, как будто мы самые обычные люди!»
В назначенный час мобиль остановился у помпезной лестницы элитной гимназии. Отдав распоряжения водителю, Князь вышел на улицу.
- Братик! – девочка в форменном платье, с разноцветными бантиками в светлых волосах, вскочила со ступенек, подхватив заплечную сумку с тетрадками и куртку.
- С днем рождения, сестренка, - улыбнулся Идрис, протянул девочке бархатную коробочку и церемонно поклонился. - Хочу, чтобы вы надели это на праздник, леди Селия.
Сестре исполнялось нынче четырнадцать, а значит – на приеме в свою честь ей впервые предстояло встречать гостей наравне со старшими.
– Ой, как красиво! – воскликнула девочка, любуясь сережками и кулоном из серебра с зелеными камешками. – Жалко, что платье только завтра привезут, я бы тебе показала, оно такое чудесное! А Джим приедет? Она ведь обещала, написала в открытке!
- Конечно. Леди Джемайма всегда держит слово, - успокоил сестру Идрис, а про себя облегченно вздохнул.
Князь был рад, что не будет встречи со старшей из сестер. Раньше ему всегда было интересно с умной, начитанной, ироничной Джемаймой, они легко находили общий язык. Но после той истории с дипкурьером… Он тысячу раз объяснял, что парень просто оказался не в то время и не в том месте, но она твердила свое: «Ты подставил его, Князь Идрис, ты даже не провоцировал, ты просто подбросил ему это письмо, ты знал, что он не сможет оправдаться, что они не имеют права раскрывать маршрут! Ты даже не имел ничего против него лично, тебе просто нужен был кто угодно, чтобы спустить на него собак! Для тебя все люди - солдатики, все, даже я, Селия и Радомаз! Отец бы никогда такого не сделал!». И она замкнулась, отдалилась от всех, обрезала волосы, стала холодной, жесткой и злоязычной. Впрочем, дом вела безупречно, все признавали это.
Идрис провел рукой по лбу, прогоняя неприятные мысли.
- Так куда отправимся, сестренка?
- Сначала – Остров, дальше придумаю, - ответила Селия, пряча коробочку с украшениями в сумку.
У Идриса засосало под ложечкой: он даже самому себе не смел признаться, что хочет своими глазами увидеть «Остров чудес» - недавно открывшийся многоэтажный детский торговый центр, о котором все рассказывали просто невероятные истории.

* * *

Даже внешне это украшенное вымпелами здание выделялось среди строгих построек нового города. А внутри все было ярко, шумно, пестро и немного через край. Как будто какой-то веселый и добрый безумец решил воплотить все детские фантазии разом.
На макеты космопортов и скоростных железных дорог взрослые глазели даже с большим восторгом, чем дети.
Плюшевые зверята могли вогнать в умиление самого отъявленного циника, и мало у кого получалось спокойно пройти мимо, не потискав какого-нибудь Зайку, Тигрика или Ослика.
Громоздились коробки настольных игр, и любая могла увлечь все семейство от мала до велика.
Рыжие близняшки в кепках и брючках визжали от восторга, прося продавщицу еще и еще раз показать фокус с исчезновением крохотули-пупсика из левой руки и появлением в правой. А рядом девчушка в платьице с оборочками деловито подбирала украшения для куклы, не уступавшей ростом ей самой.
Паренек в клетчатой рубашке сосредоточенно изучал пульт радиоуправляемого мобиля.
Консультанты в пестрой униформе и кадеты технического лицея в строгих кителях сыпали заумными терминами, обсуждая модели новейших станций связи или метеорологических беспилотников.
Юные любительницы рукоделия придирчиво рассматривали узоры для вышивки и вязания, спорили о достоинствах и недостатках различных ниток, советовались по поводу оттенков бисера.
В отделах сладостей крутилась малышня, выменивая друг у друга карточки от шоколадок, фигурки из вафельных шариков и разноцветные билетики из пакетиков мармелада.
Молодой офицер в новеньком мундире закупался гостинцами перед отъездом в отпуск.
Изредка среди яркой пестроты мелькала строгая, немаркая одежка подростка-разночинца спешившего с коробкой инструментов или красок в руках.
Идрис с трудом удерживался от того, чтобы начать крутить головой как провинциал, и даже был благодарен Селии, которая уверенно шла по галереям, не обращая внимания на окружавшее ее соблазнительное великолепие. Девочка поднялась на самый верхний этаж, где располагались торгующие всякими стильными штучками ручной работы магазинчики, и скользнула в один из них, убранный как деревенская лавочка. Два маленьких столика в центре, полки на резных кронштейнах, старомодного вида горки и комоды вдоль стен – вся мебель была покрыта темной морилкой. Стилизованный под старину кассовый аппарат стоял на винтажном секретере. И повсюду сидели разнообразные плюшевые мишки с добрыми мордочками.
- Ваша Светлость, – узнавшая Князя продавщица в театрально-старомодном платье со шнурованным корсетом приветствовала гостя легким реверансом.
- Я хотела бы купить мишку, - шагнула вперед Селия.
- Пожалуйста, миледи, - хозяйка указала на полки.
Идрис присел за столик, предполагая, что выбирать придется долго, но Селия, даже не обойдя всех витрин, сняла с полки небольшого медвежонка с клетчатым платочком на шее.
- Тобиас! Его зовут Тобиас! – Селия обернулась к продавщице. – Посмотрите, он же самый настоящий Тобиас!
- А вы верно заметили, леди. Ему и правда идет это имя. – улыбнулась хозяйка. - Желаете запаковать?
- Нет, нет, - Селия обняла зверька. – Спасибо!
Идрис расплатился, касса отозвалась мелодичным звоном.

* * *

- Куда теперь? – спросил Идрис, когда они вышли на улицу. - Аэростат, представление, лодки, мороженое, панорама? – ему действительно было интересно, что еще придумает сестренка, потому что начало оказалось неожиданным.
Селия склонила голову к мордочке медвежонка.
- Тобиас говорит, что хочет посмотреть на город с Горы!
Полюбоваться на город со смотровой площадки, в обиходе именуемой Горой было не самой плохой идеей, правда, переменчивая октябрьская погода могла запросто испортить удовольствие от такой экскурсии, кроме того…
- Гора - это надолго, вернемся совсем ночью, - засомневался Идрис. - Как у тебя завтра с уроками?
- У нас завтра теплицы! – победно провозгласила девочка. - Я договорилась с мистером Морстеном, меня заберут с Картонной площади.
Идрис фыркнул, не удержавшись. Эта площадь, находившаяся в нескольких кварталах от их дома, вообще-то носила имя Императора Харши III, просветителя и мецената. Назвать ее Картонной – такое смахивало на святотатство, но здесь было так много книжных магазинов, в том числе антикварных, что это прозвище, данное за неистребимый библиотечный запах, всем казалось уместным и иногда попадало даже на страницы официальных императорских путеводителей.
До канатной дороги, отвозившей туристов на смотровую площадку, решили добраться на автокаре, благо найти терминал вызова не было проблемой. Меньше чем через минуту они уже садились в небольшую двухместную машинку, Селия набрала на специальной панели код маршрута, и смешной автомобильчик покатился по улицам в сторону старого города.
Канатная дорога была старая, ее все время собирались отремонтировать, но у муниципалитета то не было денег, то не могли найти механиков. Пик туристического сезона прошел, брат с сестрой устроились вдвоем в четырехместной кабинке с высокими бортами и она, поскрипывая, поехала вверх. Поднявшись со скамьи, Селия смотрела на уплывающий вниз город, держа в руках Тобиаса, чтобы тот тоже мог полюбоваться черепичными крышами, узенькими улочками, расчерченными цветниками. Через сорок минут они были наверху.

* * *

Обыкновенно большая часть пассажиров оставалась на площадке, рассматривать город в прокатные бинокли. Меньшая – отправлялась неспешным шагом по дорожке, опоясывающей вершину холма. Проникнуться видом долины, гор, далекого побережья – это было удовольствие для людей с богатым воображением, для тех, кто умеет ценить тонкую, неброскую красоту, для ценителей.
Брат и сестра шли по неширокой тропе вдоль низкого парапета, изредка останавливаясь, чтобы рассмотреть что-то, за что цеплялся взгляд. Разговоры не требовались, поэтому вопрос прозвучал неожиданно громко.
- Идрис, что это? – сложив ладони козырьком, Селия смотрела в сторону гор. Князь проследил за ее взглядом. Прямо на них двигалась светло-серая стена, похожая на неплотное облако с когтистым, постоянно меняющим форму нижним краем. Внутри облака тоже что-то шевелилось, клубилось и клокотало.
- Белый шквал! – выкрикнул Идрис, бросаясь к сестре.
Ветер, который приходил с гор и из-за своей силы мог наделать немало бед, по чьему-то образному выражению - мог вырвать серьги из ушей. Идрис закрыл собой Селию, которая отчаянно вцепилась в его мундир, напуганная не столько реальной опасностью, сколько реакцией брата. И тот час как будто туман окутал их – туман не обычный, а какой-то осязаемый, пушистый, фактурный. Он стремительно двигался, и его прикосновения были пугающе холодным. Порыв длился не более десяти секунд, воздух ненадолго снова стал прозрачным, а потом за ветром, как обычно, пришел мелкий и злой холодный дождь, смешанный с колючим снегом.
- Все в порядке, сестренка, - перевел дыхание Идрис, вытряхивая мелкие льдинки из волос.
- Пойдем домой, Идрис, - прошептала, зябко ежась, Селия.

* * *

Они пустились бегом, чтобы хоть чуть-чуть согреться, но выскочив на площадку, увидели, что на помосте канатной дороги толпятся люди в ярких жилетах, больше похожие на ремонтную бригаду, чем на застигнутых врасплох любителей красивых видов.
- Опять, наверное, из крепежа что-то вылетело, - заявила со знанием дела Селия, поморщив носик. – У них вечно что-то ломается. Хотя чинят быстро.
Механики, надев специальное снаряжение, ловко продвигались по толстому тросу к предполагаемому месту неисправности.
- Как много времени вам нужно? – обратился Идрис к мужчине, который, судя то тройным полосам на рукавах спецовки, был здесь главным.
- Если болт заменить – это дело пустяшное, за четверть часа справимся, даже быстрее, – начал мастер, довольный тем, что выпал случай показать себя знающим и компетентным перед такими зрителями, но тут засигналила рация.
- Первый слушает. Ч… - проглотил ругательство ремонтник. – Птица в крепление попала! Это уже не меньше двух часов, ваша светлость, извините.
- Бедняжка, наверное, с ветром не справилась, - Селия потянула готового вскипеть брата за рукав, указывая на низкое строение в глубине площадки. - Пойдем туда?
В маленькое кафе обычно заходили на пару минут, перехватить бутерброд или пирожное, но сегодня холод загнал людей внутрь и крохотный павильон был переполнен. У хозяина и двух помощников вечер явно выдался хлопотный, но доходный.
Чтобы принять Князя, официант уже собирался выгнать кого-то из-за стола, но Селия остановила его.
- Не надо, мы вон там сядем, у камина. Можно это взять? – кивнула она в сторону стоящей у двери скамейки.
Принесли бульон и пирожки. Несколько минут ели молча, согревая окоченевшие пальцы о горячие кружки
- Идрис! – вдруг как будто вспомнила что-то Селия. – А в чем ошибся Хальвор, там, в Зен-Кигерене?
Князь не удержался от удивленного возгласа. Оказывается, сестренка увлеклась «Пилигримами», и не просто добралась уже до четвертой книги, но и думает, про что читает!
Стараясь не слишком мудрить, Идрис объяснил сестре основы астронавигации, и, судя по нескольким быстрым вопросам, Селия уловила, как стала возможной ошибка в расчетах, чуть не приведшая к катастрофе. Потом разговор перешел на других героев книги. Обсудили, в честь кого назвал свой корабль Аврелий, отчего менял цвет камень леди Клариссы, каким образом Дине удалось четырежды перевести часы, так что этого никто не заметил. И не слишком ли жестоко наказала своего брата за юношеские ошибки Твина, и прав ли был К'Орвен, выбравший наследником пылкого и горячего младшего сына вместо строгого и рассудительного старшего, и существовала ли реальная возможность примирения у Рейн и Ардетта… Их мнения во многом не совпадали, Селия горячилась, доказывала что-то… Мордочка Тобиаса выглядывала у нее из-под куртки, и почему-то девочка выглядела из-за этого старше и серьезнее.

* * *

Объявили, что дорогу отремонтировали, народ радостно загудел. Мастер предупредил, что подъемник пустят с меньшей, чем обычно, скоростью, попросил занимать все четыре места в каждой кабинке, но зато пообещал наделить всех пледами от холода. В кабинке с Идрисом и Селией устроилась молодая пара, они практически не говорили по дороге вниз, лишь в самом начале с подачи Селии посочувствовали тем, кому пришлось провисеть несколько часов на холоде и ветру.
До дома снова добирались на автокаре, но эти машинки ходили только до площади Императора Харши, и брат с сестрой прошли несколько кварталов пешком под вновь зарядившим мелким дождем. Промокших и озябших, их встретила няня и тот час погнала Селию в ванную, а Идрису велела снять мундир, чтобы просушить его и обработать отпаривателем. Идрис попросил приготовить горячего пунша, и, переодевшись в сухое, устроился в малой столовой. Эта совсем не парадного вида комната, где расписные тарелки и чашки стояли на полках открытых шкафов, сама по себе обладала странной способностью успокаивать, а сейчас еще ароматный напиток приятно обжигал желудок, заставлял кровь быстрее бежать по жилам и вскоре князь почувствовал, что согрелся и пришел в себя.

* * *

- Празднуем раскрытие очередного заговора, братец Идрис?
В дверях, перекинув через руку мокрый плащ, стояла Джемайма. Строгий серый костюм, похожий на армейскую форму, темные волосы чуть ниже подбородка, замкнутое лицо. Интуитивно Идрис догадался, что сейчас не стоит ввязываться в обмен шпильками.
- Нет, - спокойно ответил он. – Просто погуляли с Селли, Джим.
Джемайма повесила плащ на спинку стула, подошла к брату и приобняла его за плечи.
- Спасибо, Идрис. Ведь у нее этого не было… Радомаз хоть чуть-чуть помнит отца, а у Селии только какие-то обрывки.
Взяв с полки чашку, Джемайма села рядом с братом, налила себе пунша.
- Понимаешь, она ничего не рассказывает. В смысле – ничего о том, что ее по-настоящему беспокоит. Пытаюсь ее как-то растормошить, но она увертывается как… как настоящая Титания!
Сделав глоток, девушка продолжила.
- Я, наверное, тоже виновата – упустила, думала, само собой все образуется, увлечется чем-нибудь, забудет. Но она до сих пор боится входить в ту комнату, даже пройти по этажу…
Идрис осторожно накрыл ладонью руку сестры.
- Я тоже боюсь.
Джемайма несколько секунд смотрела брату в лицо, а потом ее словно прорвало.
- Проклятое место! Этот дом – проклятое место! Все началось, как мы здесь поселились. Сначала мама, потом отец… Ведь никто, никто не хотел ехать, ты же помнишь! С кем из нас здесь еще беда случится, Идрис?
Девушка зажмурилась, обхватила себя за плечи, как будто ее залихорадило вдруг. Она сидела так полминуты, потом подняла голову:
- Поднимемся наверх? Селли, наверное, еще не легла…
Брат и сестра шли по тихим коридорам и лестницам огромного особняка. Они непроизвольно взялись за руки, проходя площадку этажа, на котором были апартаменты отца. Идрис невольно вспомнил, как всегда весело было в их старом доме, как шумно всегда было там, потому что каждый приводил своих друзей и приятелей, и все постоянно что-то затевали, и даже отец с мамой, случалось, участвовали в этих детских авантюрах...
Отогревшаяся Селия была уже в постели, но не спала. Тобиас устроился рядом с подушкой, на тумбочке лежал томик «Пилигримов».
- Джим! Я знала, знала, что ты приедешь сегодня! – непритворно радовалась девочка.
- Идрис рассказал, как вы погуляли, - присев на кровать, Джемайма обняла сестру.
- Погуляли, - подтвердил Идрис. И немного смущенно добавил - Вот с погодой только как-то не в лад получилось…
- Наоборот, все было замечательно! – запротестовала Селия. - Идрис, ты лучший брат на свете!
- А знаешь, Селия, мы тут поспорили – если ты скажешь Идрису, что он лучший брат, то он останется ночевать! – голос Джемаймы звучал совершенно естественно, в интонации не было ни малейшего напряжения.
- Правда? Правда останешься? Вот здорово! – чуть не запрыгала в кровати Селия.
Идрис кивнул, улыбнувшись.
Пусть хотя бы несколько часов все будет как тогда… Как в том времени, которого не вернуть.

@темы: фанфики, творческое, проЛоГГ, к собранию сочинений, Титания, Миры Танаки

URL
Комментарии
2015-03-09 в 07:25 

Арнель
Вау!! Такого Идриса я ещё не видела!))))

2015-03-10 в 10:31 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Арнель,
Вау!! Такого Идриса я ещё не видела!))))
Все-таки у него в каноне у единственного из князей большая семья, и даже до определенного момента - семья счастливая, ИМХО.

URL
2015-03-10 в 14:37 

Арнель
Tara Aviniony, ну я до того момента ещё не досмотрела.(

2015-03-11 в 22:08 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Арнель,
ну я до того момента ещё не досмотрела.(
Это 22-ая, кажется, серия.

URL
2015-03-12 в 03:42 

Арнель
Tara Aviniony, я на 19 пока что. Увы, просмотр у меня урывками в силу наличия любопытного и впечательного ребёнка.)

2015-03-12 в 10:43 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Арнель,
Увы, просмотр у меня урывками в силу наличия любопытного и впечательного ребёнка.)
У меня тоже первый просмотр был веселый - смотрела на портативном DVD-плеере, который работал от аккумулятора. Так он у меня всякий раз вырубался "на самом интересном месте"(Ц), как специально подгадывал. Приходилось ставить на зарядку и ждать...

URL
2015-03-12 в 11:40 

Арнель
Tara Aviniony, а там есть "не самое интересное место"?)

2015-03-13 в 19:03 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Арнель,
а там есть "не самое интересное место"?)
Он умудрялся в особенно ударных местах отрубаться

URL
2015-03-13 в 19:59 

Арнель
Tara Aviniony, сочувствую...

2015-03-13 в 23:47 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Арнель,
сочувствую...
Я, как ни странно, от души над этим повеселилась.

URL
2015-03-14 в 06:28 

Арнель
Tara Aviniony, хорошее качество -- уметь смеяться над проблемами))

2015-03-14 в 14:39 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Арнель,
хорошее качество -- уметь смеяться над проблемами))
Как говорится - дай бог, чтобы наши проблемы были такими, чтобы над ними можно было просто посмеяться.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Норка маленькой мышки

главная