09:58 

Проект "Старые фики", выкладка 6, часть 3

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
И еще один ЛоГГовский фик - выкладывается отдельно, из-за большого объема

Мероприятие: Миры Танаки, Второй тур фестиваля однострочников - 2011.
Заявка: LoGH: Хильдегард фон Мариендорф/Райнхард фон Лоэнграмм, постканон, "Так это и есть любовь - каждый день просыпаться и понимать, что его больше нет рядом?" !ООС, - NH!
Название: Письмо мертвому человеку.
Фэндом: Легенда о героях галактики.
Обращение к заказчику: Гость, Райнхард и Хильда оказались популярной парой в этом туре.
Заказчик: Hild ( в статусе Гостя)
Персонажи: Хильдегарда фон Лоэнграмм, Александр-Зигфрид фон Лоэнграмм, Райнхард фон Лоэнграмм. Упоминаются - Фредерика Ян, Юлиан Минц, Анерозе фон Грюневальд, Магдалена фон Вестфален, граф фон Мариендорф, Вольфганг и Эвангелина фон Миттермаер, Феликс фон Ройенталь, а также один фанонный и один неодушевленный персонажи.
Рейтинг: G
Предупреждение: по сравнению с первоначальным вариантом - незначительная правка для большего соответствия канону
Первоисточник: часть 1;часть 2


Часть 1

Здравствуй Райнхард.

Не писала тебе несколько месяцев, столько всего было.
На Феззан с официальным визитом прибыла делегация Новой Балаатской республики во главе с Фредерикой Ян.
И мы, и они, похоже, тоже, очень волновались, нервничали - много лет войны, у всех есть убитые в сражениях родственники, друзья, еще не забыта история погибшего посольства, а вот теперь надо как-то жить, уважая и считаясь друг с другом.
Не помню, кто предложил начать со строгих протокольных мероприятий, где расписано каждое слово, каждое движение, каждый шаг. Но это оказалось удачной идеей - оттого, что не надо было постоянно думать, что сказать, мы смогли привыкнуть друг к другу и вскоре все общались легко и свободно.
Как и планировалось, подписали больше десятка договоров, самые важные – в особо торжественной обстановке. Так что дипломатические отношения установлены.
Программа визита включала беседу лидеров один на один. Это я предложила, чтобы встреча проходила в саду, мол, хорошая погода и прочее. И так получилось, что мы почти час бродили по дворцовому парку, не сказав не слова – поняли друг друга, и кажется, обе немного успокоились. Только в самом конце, когда мы уже повернули в сторону главной аллеи, Фредерика вдруг обронила одну фразу – «Ждала, что увижу вашего сына». Я не придумала что говорить, и выпалила как есть, что отвезла его к дедушке. А она вместо ответа просто коснулась моей руки, и мы как будто еще раз поняли друг друга в этот миг. Когда вышли к журналистам, обе заявили, что беседа была продуктивной и плодотворной. Представляешь – потом умудрились не противоречить друг другу на пресс-конференциях, хотя даже в общих чертах не договаривались, что будем говорить.
А через два дня в Балаатском посольстве прием в честь руководительниц двух государств. Дает обед Его Превосходительство Чрезвычайный и Полномочный посол Юлиан Минц собственной персоной, вот так. Сегодня приняла у него верительную грамоту. Было непривычно видеть его в гражданском платье. Но если честно – я рада, он в большей степени человек мира, чем человек войны и теперь будет на своем месте.

Через полгода вторые выборы в Парламент. Первый состав избирали на сокращенный срок, на два с половиной года вместо пяти. Мне это не казалось верной тактикой, но сейчас должна признать, здравый смысл в том решении был. Два года назад голосование, сравнение программ кандидатов воспринималось больше как забава, а не как ответственное и важное дело, да и законы о выборах оказались далеки от совершенства. В итоге в законодатели попали не только искренне желавшие перемен, готовые работать и на ходу учиться люди, но и всякие болтуны-демагоги, и скажем так - не в меру экстравагантные личности. К счастью, не они задают тон, принять необходимые поправки к законам, скорее всего, не помешают, хотя попортить всем нервы могут изрядно.
Так что сейчас основное мое занятие - поездки по территориям. Очень много рутины, но случаются и приятные сюрпризы. Губернатор *** предложил в свободный вечер посетить студенческий диспут в местном университете, который он сам когда-то заканчивал. Я была утомлена, хотела лечь спать пораньше, и согласилась больше из любезности, чем из интереса, хотя тема была важной - ребята собирались говорить об изменениях в избирательном законодательстве. Но эти дебаты оказались неожиданно увлекательными, их участники неравнодушными, ответственными и толковыми людьми, по-юношески горячими и решительными. Один третьекурсник с исторического, Герман фон Розен, особенно привлек мое внимание. Он сын погибшего при Тиамат командира звездолета. Хорошо знает предмет, грамотный полемист, умеет формулировать свои мысли в емких, понятных, красивых и даже эффектных фразах. Его вопросы порой бывали неудобными, и, надеюсь, он не счел, что я увиливала от ответов. Когда начали расходиться, я даже спросила его мимоходом, не собирается ли он серьезно подумать о политической карьере. Мне действительно хотелось бы видеть таких людей в Палате Территорий. И даже интересно теперь - получится ли у ребят довести высказанные идеи до своих представителей в Парламенте?

Райнхард, меня очень беспокоит Аннерозе. Магдалена, баронесса фон Вестфален привлекла ее к своим благотворительным проектам. Это конечно, нужное и достойное дело, и хорошо, что она занята, но… Но она как будто сознательно стремится вымотать себя до предела. Прилетает откуда-то утром, а вечером мчится уже в другое место. На протокольных фотографиях улыбается, а глаза смотрят в пустоту.
Несколько раз замечала, как она открывает медальон, в котором к рыжей прядке добавилась золотистая. Я понимаю ее отчаяние – потерять мать, потом отец продает тебя наложницей, убивают любимого, в муках умирает брат… Я чувствую, что должна успокоить ее, помочь, поддержать, что-то сказать, и чуть ни каждый день придумываю убедительные и правильные слова, но как только мы оказываемся наедине, язык костенеет и все слова кажутся такими глупыми, пустыми и пошлыми.
Только с Алеком она становится похожей на ту милую, спокойную и сильную девушку, которая поддержала меня в самые трудные дни и к которой я так привязалась.

Алеку исполнилось четыре года. Он веселый и ласковый малыш. Любит книжки с картинками и все интересуется, что же написано в моих, таких толстых и без единого рисунка. Любит медовые коврижки и не любит овощной суп. Любит, когда ему разрешают посидеть со взрослыми и не любит, когда летом приходится ложиться спать засветло. Любит слушать рассказы дедушки и не любит надевать шерстяную шапочку в холодную погоду. Любит рисовать, может сидеть за альбомом часами, причем пользуется только черным или коричневым карандашом. Любит гулять в парке и всегда рвется помочь садовникам.
Вольф с Эвой подарили ему на день рождения набор миниатюр – космолеты различных систем. Теперь это любимая его игра, говорит, что когда вырастет, полетит на звезды.
С молодым Ройенталем он ладит, хотя Феликс посматривает на Алека немного свысока. Надо полагать, считает себя взрослым и солидным: шутка ли - этой осенью начал ходить в подготовительные классы. Но, думаю, они станут настоящими друзьями, когда подрастут немного оба.
Я стараюсь проводить с нашим сыном каждый день хотя бы несколько минут, иногда читаю ему по вечерам, перед сном.
Он пока еще дитя, чистый лист. Написать на нем можно что угодно – и грязное ругательство и признание в любви, и приказ об убийстве и план смелых реформ. Хотя быть таким ему осталось уже совсем недолго.
Я каждый день помню, что Алек не просто ребенок, но будущий правитель, понимаю, что в интересах всех воспитывать его так, чтобы он взрослел быстрее. Но как настоящая мамаша-эгоистка хочу, чтобы он еще немного пожил в счастливой детской сказке, страшусь дня, когда он узнает что такое ответственность, тревога, необходимость выбирать, боль, одиночество, жертва, предательство, смерть...

Вот такие у нас дела, Райнхард. Я заканчиваю, прости. Должна хоть немного поспать, завтра заседание парламентского законодательного комитета, нужно быть со свежей головой. Если бы изобрели таблетки, чтобы отдыхать без сна, купила бы ящик.

P.S. Райнхард, я уже давно хотела тебе сказать… Не жалею ни об одной секунде, проведенной рядом с тобой.

Твоя Хильда.



* * *

Часть 2

Ночь зашла далеко за полночь. Молодая женщина неподвижно сидит за столом перед чистым листом бумаги. В комнате не холодно, но она зябко кутается в пеньюар. Она устала, но не хочет ложиться спать. Нет, не сны ее пугают – сны у нее, как правило, счастливые. Или она так выматывается днем, что спит без сновидений. Страшны пробуждения. «Так это и есть любовь - каждый день просыпаться и понимать, что его больше нет рядом?» – этот вопрос Императрица-регент Хильдегарда фон Лоэнграмм задает себе снова и снова.
Слышится легкий шорох, и она поднимает голову. Малыш в пижамке сначала осторожно выглядывает из-за портьеры, а потом, ободренный улыбкой, шлепает босыми ножками по паркету и обхватывает Хильду за шею.
- Мамочка, почему ты не спишь? Тебе плохой сон приснился? Хочешь – я посижу с тобой и расскажу сказку?
Хильда обнимает теплое тельце, вдыхая запахи дыма, опавших листьев, ромашкового мыла, теплого молока.
Ребенок, просто ребенок, просто его ребенок. А неплохая идея поболтать о чем-нибудь, может, удастся отвлечься от невеселых мыслей. Тем более – им так редко удается побыть вместе.
Спальня отделена от кабинета всего лишь одной стеной. Спальня как спальня: платяной шкаф, туалетный столик, ночник, неширокая кровать с высоким изголовьем, на прикроватной тумбочке книга и фотография - молодой мужчина сидит на каменной скамейке в парке.
Хильда подходит к окну, чтобы задернуть плотные шторы, Алек же тем временем завладевает фотографией. На личике малыша возникает заинтересованное и неожиданно вдумчивое выражение.
- Это папа, да? Здесь он мне нравится. Здесь он красивый. Там, на лестнице, он нехороший. Сердитый. А здесь красивый. Только печальный. А я тоже буду таким?
Вопрос отчего-то приводит в смятение, перед глазами Хильды на мгновение возникает бледный, с заострившимися чертами лица, обреченный Райнхард, она с трудом удерживается, от крика «Нет, нет, нет!», но к счастью, находится повод выпустить эмоции, не перепугав сына.
- Ваше высочество, почему вы бегаете босиком? Хотите простудиться и потом пить горькое лекарство? А ну быстро под одеяло!
Алек, хихикая, забирается на постель. Напускной строгостью его не напугаешь. Он-то знает, что мама – добрая и ласковая. И умная. И, конечно, красивая. И еще очень много работает, поэтому часто бывает усталая и грустная.
Они устраиваются рядышком, и Алек начинает историю про Принца, в наследство которому достались лодочка без весел да рыжий кот, и жил бы принц спокойно в своем маленьком королевстве, но однажды на старое дерево в саду села неведомая птица и запела дивную песню… Про что пела Птица, сегодня осталось неизвестным – слова начали путаться, и принц Александр-Зигфрид фон Лоэнграмм заснул под боком у мамы.
Хильда уменьшает до минимума свет ночника. Что-то важное, очень важное было сегодня… Она, кажется, даже упомянула в сегодняшнем послании. Хильда пытается сосредоточиться, поймать кружащуюся рядом мысль. Да, вот оно - не убиваться из-за того, что его нет, а благодарить, благодарить за то, что был!
На душе вмиг становится легко, и даже усталость не так чувствуется. Осторожно, чтобы не разбудить сына, Хильда тянется за фотографией. Месяц назад среди ежедневной почты оказался простой белый конверт – ни марок, ни штемпелей, ни адреса отправителя. Внутри только черно-белая карточка – ни записки, ни подписи. Похоже, что снято уже здесь, на Феззане, в дворцовом саду. Райнхард как будто поднял голову, услышав оклик, на губах удивленная улыбка, даже то, что лицо немного не в фокусе не портит снимок. Осторожно коснувшись фотографии, Хильда тихо шепчет:
- Райнхард, я люблю тебя.
Райнхард, красивый и печальный, улыбается ей с карточки, Хильда отвечает ему улыбкой. А потом ставит фотографию на тумбочку и тушит ночник.
Глаза сами собой закрываются, но Хильда успевает понять краем сознания, что сегодня, хотя поспать удастся совсем немного, спокойным будет не только ее сон, но и - впервые за много месяцев - пробуждение. И еще удивиться тому, как она не заметила, что Алек уже давно не несмышленыш, и даже решить, что в следующий раз она обязательно поговорит об этом с Райнхардом.

@темы: фанфики, творческое, проЛоГГ, к собранию сочинений, Миры Танаки

URL
Комментарии
2014-10-25 в 19:49 

Reinhard von Lohengramm [DELETED user]
Tara Aviniony, Очень красиво и печально... :sunny:

2014-10-25 в 23:31 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Artafinde,
Очень красиво и печально...

Надеюсь, что это все-таки светлая печаль.

URL
2014-10-28 в 22:19 

Tara Aviniony, Она светлая... :sunny:

2014-10-30 в 18:53 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Artafinde,
Она светлая...

И здесь, надеюсь, видна надежда на будущее.

URL
2014-12-14 в 14:13 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Tara Aviniony, я едва не расплакался:) Оно и красиво, и печально.

2014-12-14 в 18:02 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Kanafinwe,
я едва не расплакался Оно и красиво, и печально.

Спасибо.
Мне хотелось уловить такое настроение - еще не ушли в полной мере грусть, боль, но внезапно возникает свет, прорыв в будущее, осознание самой себя.

URL
2014-12-18 в 16:18 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Tara Aviniony, не за что:) Я понимаю...

2014-12-18 в 19:36 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Kanafinwe,

Знаешь - с этим фиком была любопытная история.
Первоначально он планировался как драматический, даже агнстовый - собиралась закончить сценой, где Хильда сидит неподвижно над чистым листом бумаги.
Но появился тяжелый, мрачный фик от KelRian (здесь), история о кончившейся Хильде, и во мне как взбрыкнуло что-то.
Так и появился мой Алек - которому пока только четыре, но он уже чувствует, когда другим больно и плохо, и знает, что человека важно поддержать в такой ситуации.
И Хильда тоже почувствовала кое-что очень важное, и ей стало легче и светлее.

URL
2014-12-20 в 15:32 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Tara Aviniony, ясно:)

2014-12-20 в 20:38 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
URL
2015-01-30 в 01:14 

Tara Aviniony, Фанфик KelRian читал, действительно, весьма мрачная штука... Но тут - ощущение намного светлее, и это здорово! :sunny:

2015-01-30 в 01:15 

Tara Aviniony, И здесь, надеюсь, видна надежда на будущее.
Да, она тут очевидна! :sunny::ura:

2015-01-30 в 20:08 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Но тут - ощущение намного светлее, и это здорово!
Спасибо, я рада, что у меня получилось.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Норка маленькой мышки

главная