Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:54 

Проект "Старые фики", выкладка 4

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
А сегодня у меня "вьется по ветру Веселый Роджер" (Ц).
Обращаюсь к фэндому, что привел меня в Интернет - "Пираты Карибского моря", конкретно - форуму ПКМ - Русские файлы

Кое-что из этих работ я уже выкладывала на своем дневнике (Минуты тишины, Сердце, принадлежащее тебе... и Возвращение).

Теперь доношу остальные.


Не первый мой фик в целом, но первый выложенный в Интернет.
Мероприятие: ПКМ-Русские файлы, конкурс драбблов "Подарок"
Название:
Фэндом:«Пираты Карибского моря».
Персонажи: Уильям Тернер; Элизабет Суонн, в замужестве – Элизабет Тернер; Уильям Тернер III.
Рейтинг: G
Жанр: веселого мало, но на драму вроде как не тянет. Значит - размышлизмы.
Предупреждение: обыгрывается эпизод из фильма «Белые скалы Дувра».
Содержание: драббл в трех эпизодах и в двух подарках.


- Мисс Элизабет! Мисс Элизабет! Здравствуйте, мисс Элизабет!– худощавый нескладный парнишка стоял за оградой губернаторской резиденции, прижавшись лбом к решетке.
- Здравствуй, Уилл! - приветливо улыбаясь, светловолосая девочка протянула гостю руку. Элизабет Суонн всегда была рада видеть Уильяма Тернера. Ей нравилось вспоминать тот год, первый после переезда в Прот-Роял, который Уилл провел в губернаторском доме – год, прошедший в забавах, играх и безобидных шалостях.
А потом они виделись в лучшем случае по воскресениям – Губернатор Суонн объяснил дочери, что негоже делать из человека комнатную собачку и что гораздо лучше будет, если ее маленький друг освоит какое-нибудь стоящее дело. И так как Уилл сам рассказал, что в Плимуте он собирался поступить в ученики к кузнецу, то его и в Порт-Рояле отправили в кузницу. Правда, в городе судачили, что Браун вовсе не обучает своего подопечного ремеслу, а только посылает по несколько раз в день за выпивкой да колотит по любому поводу. Впрочем, паренек никогда ни на что не жаловался и держался со всеми, особенно с Элизабет, неизменно учтиво.
Сегодня они оба принарядились в честь праздника Святой Цецилии – ученик кузнеца надел свежую рубашку, тщательно вычистил куртку и штаны, отполировал башмаки и даже попытался уложить свои непослушные кудри в подобие прически. А на дочери губернатора было прелестное светло-сиреневое платьице, украшенное кружевами, специально привезенными из Англии, и шляпка «как у больших».
- С праздником Святой Цецилии Вас, Элизабет! А это от меня. Подарок. Я сам сделал, из гвоздика, - неуклюже взяв девочку за руку, паренек надел ей на палец колечко.
- Спасибо, Уилл! – девочка поднесла руку к лицу, любуясь необычным украшением, кусочек металла приятно тяжелил руку. – Мне нравится. Правда нравится!
- Мисс Суон! Мисс Суон! – позвали откуда-то из окна.
Парнишка вздрогнул, оглянувшись на голос.
- Тссс!– прижала палец к губам девочка. А потом быстро чмокнула мальчика в щеку сквозь прутья ограды и побежала к дому.

* * *


Молодая женщина - очень скромно одетая, болезненно худая - медленно шла по улице Порт-Рояла, бережно неся небольшой, окованный железом сундучок. Она выглядела измученной и, видимо, была погружена в горестные раздумья, потому что не сразу услышала полные ужаса крики «Губернатор! Губернатор!» и грохот мчащейся кареты.
Вся улица пришла в хаотичное движение, люди шарахнулись к домам, подхватывая детей, и лишь лоснящийся лавочник склонился в подобострастном поклоне.
- Прочь с дороги, шваль! – замахнулся кучер.
Пытаясь увернуться от кнута, женщина резко развернулась и, не устояв на ногах, рухнула на мостовую. Колесо прокатилось в дюйме от ее лица, боль от удара хлыстом обожгла плечо, и одновременно что-то острое вонзилось в ладонь.
Даже не посмотрев вслед умчавшейся карете, женщина поднялась, отряхнула платье. Неяркий металлический блеск под ногами привлек ее внимание. Она наклонилась и подняла с земли свернутый колечком гвоздик. Изможденное лицо волшебно преобразилось, усталые глаза засияли, ликующая улыбка заиграла на бледных губах.
- Ты мой, Капитан Уильям Тернер! И я твоя. Я твоя жена!
Подхватив свою ношу, женщина твердо и уверенно зашагала в сторону Сан-Сесиля, бедного предместья в котором жили моряки, их жены и вдовы.

*.*.*


Две лодочки борт в борт раскачивались на волнах.
- Мама, ты уверена, что все делаешь правильно?
Элизабет отвела глаза от взволнованного лица сына, с мольбой и надеждой обращая взор одновременно к Небу и к Морю.
– Да, Уилл. Вверяю себя его милосердию.
Взявшись за руки, мать и сын смотрели на огромный солнечный диск, неумолимо опускавшийся к горизонту.
- Мне пора, - женщина мягко высвободилась из объятий сына.
- Поцелуй папу от моего имени, - тихо проговорил тот.
Элизабет кивнула, и уже взялась за весла, но Уилл снова окликнул ее.
- Мама! - он торопливо снял с шеи шнурок, на котором висел небольшой синий камешек неправильной формы. – Передай ему это! От меня. Подарок…
Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять – человеческая рука не касалась камня, его необычная форма была делом кропотливой работы моря.
При известном воображении в этих плавных линиях можно было угадать фигурку женщины, напряженно вглядывающейся в даль…

"Пропущенная глава"
Эпизод, вычеркнутый из окончательной реакции фика.

Элизабет узнала и эти воды, и этот воздух. Узнала по неподвижности, безмолвности. Узнала звездное небо, рисунок которого был совсем непохож на тот, который был в оставленном ею мире. А главное - узнала беспокойное ощущение чего-то непонятного, нездешнего. Она уже бывала однажды в Запретных морях и видела здесь лодочки погибших в море. Одна из них везла ее отца, и не раз сердце холодело от этих воспоминаний.
Сейчас она едва заметно покачивалась в такой же лодочке, и рядом стоял небольшой сундучок. Фонарик у нее тоже был, огонек его чуть теплился, но этого света было достаточно, чтобы обрести уверенность, чтобы прогнать страх. А вскоре неизвестно откуда возник корабль. Элизабет не сразу поняла, что это «Голландец», ибо здесь он выглядел иначе – необычайно большим, с мачтами до звезд, с парусами, будто сотканными из лунного света.
Несколько лодочек скользили следом. Сидевшие в них люди выглядели сосредоточенными, как будто каждый стремился вспомнить что-то очень важное, и очень спокойными. Элизабет не удивилась, когда ее лодочка сама собой двинулась к проводнику.
- Эй, на корабле! – окликнула Элизабет, когда высокий борт оказался рядом.
Рыжая голова показалась на фоне неба.
- Мэм? – спросил матрос с сильным ирландским акцентом.
- Я должна говорить с твоим Капитаном, - потребовала Элизабет.
Она достаточно ловко поднялась наверх по веревочной лестнице, передала рыжему сундучок и спрыгнула на палубу. Капитан, подтянутый и строгий уже ждал гостью.
- Бог мой… Элизабет… - хриплым голосом произнес потрясенный Уилл. И, точно не веря собственным глазам, шагнул вперед и осторожно протянул руку к лицу любимой.
Сознание Элизабет вдруг обожгла нелепая, дикая мысль – что ей уже немало лет, что она совсем старуха, и она, опустив глаза, задрожала, шагнула назад, отвернулась, закрыв лицо руками.
- Я понимаю, Элизабет. Знаю, трудно поверить даже мне, но спроси у моря и поверь ему, - Уилл осторожно обнял жену, а потом подвел ее к борту. Они оба наклонились и посмотрели вниз.
В гладкой, как зеркало, воде Элизабет увидела два юных лица. Ошеломленная, она сначала отпрянула, потом снова глянула вниз и отойдя от борта, без сил опустилась на бухту каната.
- Уилл… Там я… Ты... Мы… Мы с тобой…- зашептала она, с трудом сдерживая слезы.
- Мы вместе, любимая. И впереди – Вечность, - ответил Уилл, садясь рядом с любимой, и она прильнула к его плечу.
- Чуть не забыла. Вилли просил тебе передать… - Элизабет тихонько засмеялась, вытащила из кармана шнурок с камнем и повесила мужу на шею.
- Вот спасибо, - капитан несколько секунд внимательно разглядывал подвеску. – Мне нравится.
А потом он целовал свою любимую, и она отвечала ему, смеясь и плача, оба что-то спрашивали друг у друга, что-то говорили, даже не дождавшись ответа.
- Капитан?
Они оба как-то забыли, что обнимаются-целуются на глазах у всего экипажа, и сейчас стояли перед матросами, как пойманные за шалостью школьники.
- Это Элизабет. Моя жена… - начал было Уилл, смело шагнув вперед, но практически одновременно с его словами команда дружно подхватила начатое рыжим матросом «Да здравствует Миссис Капитан!»
- Килиан, отнесите это в мою каюту, - с улыбкой обратился Капитан Уильям Тернер к ирландцу, указав на сундучок.


Мероприятие: ПКМ-Русские файлы, конкурс драбблов «На службе Его/Её Величества», посвященный доблестным защитникам Отечества
Название: «Служить бы рад...»
Фэндом: «Пираты Карибского моря».
Рейтинг: G
Жанр: претензия на юмор
Персонажи: Джеймс Норрингтон – капитан «Разящего», Теодор Грувз и Эндрю Джиллет – офицеры «Разящего», Иоахим Гиббс – боцман «Разящего», Мертог и Малрой – вот в этом то и проблема.
Предупреждение: личные имена Грувза и Джиллета заимствованы у Antonia
Содержание: «Служить бы рад...» (Ц). Но в иной компании служба становится удовольствием весьма специфическим...
Благодарности: спасибо Ксюнель за бета-ридинг


Фрегат «Разящий», краса и гордость королевского флота, готовился к отплытию. Матросы проверяли, надежно ли закреплены ванты и штаги, достаточно ли подвижны шкоты, хорошо ли проконопачена обшивка, палубу полировали брусами песчаника, устанавливали орудия.
- Вира! – зычным голосом командовал боцман Гиббс, и пушка поднималась над палубой, - Майне! – и вот уже канониры под присмотром лейтенанта Эндрю Джиллета устанавливают тяжелый ствол на заранее приготовленный лафет. Палубные люки были открыты, и все хорошо слышали смех лейтенанта Теодора Грувза, следившего за работами в трюме. Капитан Джеймс Норринтон любовался с юта за этой веселой суетой.
Два новобранца, закадычные приятели Мертог и Малрой, старательно следя за тем, что после той или иной команды начинают делать их товарищи, тоже участвовали в погрузке, обмениваясь пространными комментариями. Точнее, говорил больше Мертог.
- Так вот и значит, что мы с тобой теперь матросы, а не сухопутные крысы. А ты вот знаешь, как вон та веревка называется? – вопрошал он Мертога, который недоуменно пожимал плечами в ответ.
- А хороший матрос от сухопутной крысы тем и отличается что, знает как что называется и когда что тянуть. Думаешь, я имею в виду, что мы с тобой все-таки сухопутные крысы, раз не знаем, что как называется? Нет, я то имею в виду, что мы ведь только что стали матросами, и нам простительно, что мы еще что-то не знаем. Ведь мы будем все учить, и будем знать как что называется и когда его тянуть, и значит, будем хорошими матросами! – закончил Малрой и с чувством дернул трос, что держал руках. Против такой тирады было трудно что-либо возразить, и Мертог кивнул.
А тем временем поднятый на талях ствол орудия угрожающе накренился.
- Трави! – раздался крик Гиббса. Малрой изо всех сил лихорадочными рывками потянул трос на себя. Пушка перекосилась еще сильнее.
- Трави, черт вас обоих побери! – еще громче крикнул Гиббс. Мертог тем временем с похвальной готовностью пришел на помощь приятелю.
Тяжелый ствол выскользнул из веревочных петель, истошный вопль «Полундра!» заставил всех шарахнуться в стороны. Пушка с грохотом каталась по отполированным доскам, кроша и ломая все, что попадалось на пути, заставляя людей с не свойственной им обычно резвостью взбираться на все, что хоть на фут возвышалось над палубой.
Шум и крики на палубе не могли не привлечь внимание тех, кто работал внизу. Теодор Грувз высунулся из люка, оценивающе осмотрелся, а потом исчез, чтобы через мгновение возникнуть снова, без мундира, но зато с багром наперевес и криком:
- Эндрю, заходи справа! Гони ее на меня! Мистер Гиббс, слева!
Подпрыгнув на каком-то обломке, пушка резко сменила направление и угрожающе направилась в сторону Эндрю Джиллета. Неловко увернувшись, лейтенант Джиллет взвизгнул и грохнулся навзничь.
А чугунная тварь, точно в насмешку, снова изменила направление, но, видимо, что-то не рассчитала и налетела на мачту. Раздался глухой удар, орудие завертелось, как будто выбирая, кто будет следующим объектом его дурачеств. И видимо, решив, что Грувз выглядит слишком по-боевому, а вот Гиббса с его седыми бакенбардами, несмотря на то, что он тоже раздобыл себе багор, можно попробовать напугать, медленно покатилось в сторону боцмана.
- Гиббс, на меня! – скомандовал Грувз, указывая багром, который держал в руках, на брошенный на палубе увесистый брус песчаника.
Угадав задумку лейтенанта, боцман подставил на пути орудия свой багор, направляя ее в сторону Грувза. Налетевшая на полировальный брус пушка замедлила движение, и лейтенант бросился на нее сверху, как будто укрощая норовистого скакуна. Черный ствол еще несколько раз крутанулся, сбросил Грувза на отполированные доски, а потом замер, угомонившись.
Раздался общий вздох облегчения. Несколько пар рук заботливо помогли офицеру подняться на ноги.
- Господин лейтенант? Мистер Грувз?
- Спасибо, ребята, я в порядке! – улыбаясь, Грувз присел на усмиренную пушку и чуть ли не с одобрением оглядел царящий на палубе разгром.
Работа на «Разящем» возобновилась. Гиббс энергично отдавал распоряжения матросам, периодически привычным жестом прикладываясь к фляжке.
Эндрю Джиллет выглядел как человек, который понимает, что выставил себя перед всеми полным идиотом, но никак не может решить, что ему предпринять. Стоит ли сделать вид, что ничего особенного не произошло; или наброситься на кого-нибудь с кулаками и отвести душу; или ретироваться подальше, пока твой конфуз не забудется, закрытый новым происшествием; или посмеяться над собой вместе со всем обществом.
А Теодор Грувз, сияющий, точно новенький серебряный шиллинг, искренне и непритворно наслаждался тем, что принял в творившемся только что бедламе деятельное и эффективное участие.
Джеймс Норрингтон стоял на капитанском мостике, закусив губу.
Вся буря чувств капитана выразилась в яростной и отчаянной фразе:
- Боже, храни Королеву!

* * *

- Вот и я то же самое говорю. У хорошего капитана все в идеальном порядке, а раз у капитана Норрингтона все в идеальном порядке, то капитан Норрингтон – хороший капитан, - с чувством собственной значимости разглагольствовал Малрой.
- Это ты правильно сказал! – кивнул Мертог.


Микро. Просто микро. Тогда мы еще не знали термина "однострочник"
Заявка: Фик про Элизабет и Анну-Марию, разговор о мужчинах и пусть они дружно поругают кого-нибудь:) Предложено viola, которая на дейриках известна как kate-kapella.

- Твой-то! Патлы до колен нечесаные, бирюльками обвешан, что пелегостовский шаман, мылся в последний раз в позапрошлое рождество, ни одной юбки не пропустит, послушать – так это он один единственный Америку открыл! – кипятилась изящно, по последней моде одетая светловолосая барышня с кружевным зонтиком.
- А твой! Кудряшки – волосок к волоску, рубашечка, что мел беленькая, башмачки блестят! На людях глазки долу, все «мисс» да «мэм», а ночью под окном в кустах прячется! – не отставала от своей собеседницы мулатка в мужском платье с чужого плеча.
- Дамы, дамы! Стоит ли предмет вашего спора такого темперамента? – приятный волнующий баритон раздался совсем радом.
Дружно обернувшись на голос, обе девушки расплылись в сладкой улыбке.
- Господин Командор!

@темы: фанфики, творческое, к собранию сочинений, ПКМ

URL
Комментарии
2014-12-20 в 15:41 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Tara Aviniony, какая прелесть! :) Можно утащить?

2014-12-20 в 20:44 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Kanafinwe,
какая прелесть!
Спасибо!

Можно утащить?
Конечно. И то что ссылками на другие посты - тоже

URL
2014-12-23 в 17:32 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Tara Aviniony, спасибо!:)

2015-01-30 в 01:25 

Natus Vincere - Рождённый побеждать!\\ Только Галактика - только хардкор!\\ И целого мира мало...
Kanafinwe, Реально прелестно! :sunny::ura:

2015-01-30 в 01:26 

Natus Vincere - Рождённый побеждать!\\ Только Галактика - только хардкор!\\ И целого мира мало...
Tara Aviniony, Очень изящно и легко написано, читать - одно удовольствие! :hlop::hlop::hlop::sunny:

2015-01-30 в 20:11 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Artafinde,
Очень изящно и легко написано, читать - одно удовольствие!
Спасибо! Мой первый фэндом, первые опыты публичного фикописательства...

URL
2015-02-01 в 19:43 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Artafinde, мне очень понравилось!:buddy:
Tara Aviniony, а они и впрямь хороши!:)

2015-02-03 в 21:48 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Kanafinwe,
а они и впрямь хороши!
А как тебе "Сердце, принадлежащее тебе" и "Возвращение"?
В первом у меня были интересные задачи по форме - и от автора заявки, и от самой себя.
Второй я вообще считаю одним из своих лучших, наравне с "Теплыми звездами Вестерланда".

URL
2015-02-05 в 02:24 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Tara Aviniony, добрёл до них и восхитился:)

2015-02-05 в 20:37 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Kanafinwe,
*плавно краснеет* :shy: :pink:

URL
2015-02-06 в 13:28 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Tara Aviniony, они действительно хороши:)

2015-02-06 в 20:22 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Kanafinwe,
они действительно хороши
Рада, что тебе понравилось. :)

URL
2015-02-07 в 20:06 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Норка маленькой мышки

главная